Артур Хачатрян (a_khachatur) wrote,
Артур Хачатрян
a_khachatur

Categories:

Две стороны мифа - М.Элиаде и Р.Барт. М.Элиаде о пассионарных людях


Первая часть
Вторая часть
Это последняя заметка о том как выглядит понятие пассионарности с точки зрения антропологической модели традиционного человека, и раскрытие той же модели через представление М.Элиаде о обществах, в которых основным регулятором поведения являются мифы. Учитывая, что эта одна и та же модель, раскрытая с разных сторон, не нужно удивляться тому, что в обоих случая мы получаем описание пассионарного человека, как его описал Л.Гумилёв. Но в любом случае показать, что М.Элиаде в своих работах описывал человека, не отличимого ни каким образом от пассионарного человека, безусловно важно и осмысленно, так как легко ругать отечественных учёных, и не возможно игнорировать точку зрения признанных зарубежных специалистов, изложенную в их классических работах.




Введение




С.Г.Кара-Мурза в своих последних работах [1] [2] ссылался на нескольких исследователей мифов, среди них особый интерес представляют двое - М.Элиаде[3] и Р.Барт[4], т.к М.Элиаде автор нового представления о религии, что несомненно важно когда речь идёт о исследовании мифов, а Р.Барт имеет многочисленные исследования по современным мифам, и в его теории представлено по сути чисто формальное определение мифа с точки зрения семиотики/семиологии. Т.е эти авторы с первого же взгляда выглядят как находящиеся на крайних точках зрения, и именно их и надо сравнивать в первую очередь.



Второй интересный вопрос, который возникает как следствие изучения подходов обоих авторов к мифам, заключается в том, что неожиданно оказывается, что пассионарный человек совпадает с представителем элиты общества, в котором основным регулятором поведения являются мифы.





Точки зрения М.Элиаде на мифы




С точки зрения М.Элиаде мифы распространяют некоторые абсолютные ценности, парадигмы всех видов человеческой деятельности, которые отражают и связывают человека с сакральным/сверхестественным миром. Именно в сакральном опыте, во встрече со сверхестественной реальностью у человека возникает мысль о существовании некой реальности, неких абсолютных ценностей, способных направлять человека и придавать смысл его существованию. Только благодаря сакральному опыту появляются на свет понятия реальности, правды, значимости, которые будут позже переработаны и систематизированы метафизической мыслью(философией).



Итак, мифология содержит всё множество важнейших ценностей, моделей поведения людей на основе этих ценностей, моделей генерирующих опыт, в котором эти ценности становятся понятными, и модели поведения людей, вырабатываемые на основе этих ценностей. Учитывая, что всё описанное происходит в ментальной сфере, мифология должна содержать и модели мышления, соответствующие всем моделям поведения. Нетрудно заметить, что из анализа и систематизации этого комплекса могут возникать философии. И М.Элиаде совершенно явным образом упоминает об этом, говоря, что именно из такого анализа и родилась греческая и индийская философия. Собственно и китайская философия соответствует тому же критерию, хотя она в наименьшей степени дифференцирована и оформлена. И поэтому совершенно неудивительно, что именно индийская, китайская и греческая мифология дошли в максимально полной степени до наших дней. И говоря о порождении философии из мифологии важно отметить, что мифы содержат описание перехода от животного состояния к человеческому, эту мысль М.Элиаде подчёркивает несколько раз, а именно представление о человеке (хотя бы путём нахождения его отличий его животного) в конечном счёте является минимально необходимым для рождения философии.



Как и следовало ожидать, точка зрения на миф у М.Элиаде очень близка его точке зрения на религию, и именно этим она крайне ценна, указывая на роль, которую играет мифология в конструировании человеческой личности. Фактически мифология эта последняя дорелигиозная стадия, религия возникает как упорядочение этой картины, иногда как отталкивание от результатов этого упорядочивания. Греческая философия и в дальнейшем христианство, как буддизм возникли в результате отталкивания от мифологии, а индуизм и даосизм в результате опоры. Собственно вполне очевидно исходя из точки зрения М.Элиаде на миф, какая огромная духовная сфера покрывается мифами, какой интеллектуальной и духовной работы требует систематизация этой сферы, что бы развитое общество могло позволить себе пренебречь результатами такой работы. А отталкивание или опора на такую работу это в данном случае неважно, т.к в обоих случаях эта работа будет учитываться в дальнейшем.




Тождественность пассионарного человека представителю элиты традиционного общества




Указанное выше представление о мифах М.Элиаде настойчиво повторяет в работе и детализирует отдельные положения этого определения, фактически вся работа есть разворачивание и иллюстрация этого определения. Однако в вопросах инструментов влияния мифов на реальное общество М.Элиаде говорит не только о том, что миф создаёт для каждого человека его жизненный опыт, исходя из которого он вырабатывает свои ценности. Исходя из того, что миф приходится постоянно актуализировать, предполагается, что эффективность такого воздействия не очень велика, и тогда неизбежно возникает вывод о том, что миф приобретает свойства инструмента манипуляции сознанием, в руках элиты общества. Но даже этого мало, что бы понять действенность мифа. На самом деле, надо всегда помнить о том, что всё, что описывает М.Элиаде происходит с людьми, имеющими магический тип мышления, в отличии от характерного для западной культуры причинно-следственного мышления. Парадигма магического мышления звучит как "подобное воздействует на подобное", т.е воздействуя, или думая, что воздействуют на человека во время выполнения мифологических ритуалов, можно напрямую воздействовать на мир, добиваясь его обновления. На самом деле, это очень важная сторона работы, т.к М.Элиаде описывает мифологию в традиционном обществе, для которого характерно именно магическое мышление. Это очень важно, т.к для проведения сравнения точки зрения М.Элиаде и Р.Барта на мифы необходимо это учитывать, иначе сравнение будет просто невозможным, ввиду того, что они оба совершенно очевидным образом описывают мифы действующие, на два разных типа людей.



Но прежде чем перейти к сравнению этих подходов, надо понять алгоритм, механизм, который лежит в основе действия мифа на человека, сверхцель, которую мифы стараются достигнуть. Так вот - главный постулат заключается в том, что мифы стараются предотвратить разрушение мира, скатывания его животное состояние, и потому они стараются обновить мир повторением ситуации сотворения мира. Этот мотив, этот механизм лежит в основе всех мифов - сотворение мира это модель, по которой строятся все прочие мифы, т.к они сотворяют что нибудь более локальное. Лечение человека мыслиться одинаково лечению мира, и в основе лежит повторение ритуала сотворения мира. Все эсхатологические, сотериологические мотивы выводятся из этого понятия.



И вот здесь самое время заметить, что пассионарии, как и сама теория пассионарности, по сути есть повторение тех же самых предпосылок и представлений - как в мифе борьба с деградацией производится путём воспроизводства в душе/в сознании/в подсознании человека ситуации сотворения мира некими сверхсилами, так и пассионарии развивают мир благодаря своей связи с силами, создавшими данный мир(в данном случае этнос). Так же как и мир представляется циклом рождение со стороны внешних сил->самостоятельное развитие->деградация по внутренним причинам->новый мир, так и жизнь этноса описывается ровно тем же циклом - рождение этноса воздействием внешних сил->самостоятельное развитие->деградация по внутренним причинам->новый этнос под воздействием внешних сил.



"Этот «трансцендентный» мир Богов, Героев и мифических Предков доступен человеку.Человек того общества, где миф — явление живое, пребывает в «открытом» мире, хотя и «зашифрованном» и полном тайны. Мир «говорит» с человеком, и чтобы понять этот язык, достаточно знать мифы и уметь разгадывать символы. Через мифы и символы, связанные с Луной, человек проникает в таинственную связь между временем, рождением, смертью и воскресением, сексуальностью, плодородием, дождём, растительным миром и т. д. Мир уже не есть непроницаемая масса объектов, произвольно соединённых вместе, но живой космос, упорядоченный и полный смысла. В конечном счёте, мир раскрывает себя как язык. Он «говорит» с человеком своим собственным способом существования, своими структурами и своими ритмами." Эта цитата наилучшим образом доказывает родственность пассионарного человека представителю элиты общества, для которого мифы являются общественными регуляторами. Теперь мы обязаны признать, что являясь научной теорией, она имеет ровно ту же доказательную базу и те же методы воздействия на человека, что и мифы в представлении М.Элиаде, вот и всё.



Т.е если бы С.Г.Кара-Мурза критиковал теорию пассионарности, говоря о том, что пассионарность и сама теория пассионарности есть просто выражение традиционных мифов, это было бы неправильно(выше уже был ответ на этот вопрос), но хоть как то понятно. Но критикуя эту теорию с позиции понятия примордиальность делает критику принципиально неясной и безадресной. Можно ли считать общество, регулируемое мифами примордиальным, или это понятие относится только к тому, что важные черты этого общества не должны быть связанны с биологической наследственностью ? В данном случае принципиально важно понимать, что теория пассионарности не содержит утверждения о передаче этнической идентичности через наследственность, утверждения об этом или сознательная клевета или просто недопонимание этой теории. Теория пассионарности содержит утверждение о том, что пассионарность, как черта характера, как особенность конкретного человека, имеет наследственный характер. Пассионарии формируют этнический стереотип, которому обучаются остальные члены этноса. Находясь в рамках объективности трудно понять, что же такое странное или предосудительное замечают в этом утверждении, трудно заметить что либо ненаучное, что либо, что находится за гранью возможного. Это утверждение ровно такого же характера как обусловленное наследственностью/генами способность человека к музыке, или к художественному творчеству - никто же не спорит против такого утверждения, наоборот, оно кажется всем трюизмом.



И мы вновь возвращаемся к вопросу о том, существует ли традиционный человек в смысле физиологии/антропологии, или это то, что люди о себе думали ? Т.е реально ли существование у человека способности ощущать некое включающего его общество множество ? В принципе вся доктрина мифологии М.Элиаде основана на том, что мифы вызывают у человека духовный опыт, тождественный поддерживаемой мифом сверхреальности, и утверждение об этом является у него неотъемлемой части теории мифов. Вообще говоря с его точки зрения вся жизнь человека, весь его опыт приводится в соответствие с этой моделью. Значит традиционный человек, как и человек, основным регулятором для которого является миф это реально существующий человек, приспособленный к определённому типу реального существующего жизненного опыта, значит и качества этого человека, в зависимости от наследственности, могут быть разными у людей, и значит пассионарный человек, является лишь неким элитарным традиционным человеком, т.е традиционным человеком, у которого все качества проявлены в превосходной степени в связи с наследственностью. Повторим ещё раз - если существует жизненный опыт, по которому воспитывается и формируется традиционный человек, то в зависимости от наследственности могут быть люди в разной степени приспособленные к такому типу опыта, и значит пассионарные люди являются фактом нашей жизни и так же являются строгими научными понятиями и в терминах теории М.Элиаде он просто неотличим от элиты общества, регулируемого мифами.





Сравнение представления о мифах у М.Элиаде и Р.Барта




Теперь пришло самое время вернуться к сравнению теории мифов у двух авторов. Если учесть, что теория мифов М.Элиаде сформулирована для человека традиционного общества, который всегда имеет магический тип мышления, то видимая пропасть между определениями исчезает. Остаётся регулятор поведения и мышления в секуляризированном обществе, вырабатывающий нормы поведения и являющийся инструментом манипуляции в руках элит. Такое определение даёт не так много, как в развёрнутой работе М.Элиаде, но вполне совместимо с представлениями Р.Барта, которые уже позволяют получить остальную функциональность. Манипулятивность в данном случае вполне объективная характеристика, т.к при выбрасывании сакрального/религиозного опыта, который находится сверху обычного опыта, выбор обычного опыта для конструирования личности должен быть целиком манипулятивным. И если в случае человека традиционного общества была понятна эффективность воздействия мифа на сознание человека, то в случае человека из секуляризированного общества эта двухуровневая смысловая система заменяет и эммулирует соотношение сакрального опыта, переживаемого во время мифологического ритуала, и обычного жизненного опыта. Второй уровень смысловых конструкций целиком манипулятивен, т.к ничего в жизненном опыте человека из секуляризированного общества не содержит систематизированной системы сверхсмыслов, позволяющей организовывать и объективизировать второй смысловой уровень - все эти уровни должны возникать случайно из столкновения явлений жизни, и ввиду полной однородности и одноуровневости самой жизни секуляризированного общества, ничего не может помочь сделать выбор между многочисленными случайно возникающими двухуровневыми конструкциями. В принципе даже нельзя говорить о какой либо непротиворечивой двухуровневой смысловой конструкции, так как скорее всего даже её элементы будут противоречить друг другу. Отбор и закрепление таких конструкций субъективно и манипулятивно, и результатом является отчуждение мышления/сознания человека такого общества. Не видно ни одной причины, по которой мифы в таком обществе должны функционировать на благо носителю мифа.



Трудно поверить, что говоря о конструктивизме, как способе конструирования современной гражданской нации при помощи мифов, автор "Манипуляции сознанием" предлагает создавать целиком манипулируемое общество. Трудно представить себе большей насмешки над патриотизмом, чем гражданская нация, сконструированная при помощи инструментария конструктивизма.



Кстати говоря, М.Элиаде заметил вспышку нациестроительства в Европе 19-го века, назвав её подъёмом современного мифотворчества - в его представлении это выглядело как естественный процесс. А вот то, какую форму придали этому всплеску мифотворчества, это уже совсем другой вопрос. Так что сам М.Элиаде ставит под сомнение конструктивизм, утверждая, что подъёмы и спады мифотворчества некие объективные, а не целиком рукотворные процессы. Т.е причины, порождающие нации находится где то в непонятной и не описываемой теорий конструктивизма реальности.




ВЫВОДЫ




теория пассионарности не содержит утверждения о передаче этнической идентичности через наследственность, утверждения об этом или сознательная клевета или просто недопонимание этой теории. Знакомясь с теорией мифов М.Элиаде становится очевидность родственности и тождественности пассионарного человека представителю элиты традиционного общества, в котором мифы являются общественными регуляторами. Теперь мы обязаны признать, что являясь научной теорией, теория пассионарности имеет ровно ту же доказательную базу и те же представления о методах воздействия на человека, что и мифы в представлении М.Элиаде, вот и всё.



Если учесть, что теория мифов М.Элиаде сформулирована для человека традиционного общества, который всегда имеет магический тип мышления, то видимая пропасть между определениями М.Элиаде и Р.Барта исчезает. В случае человека секуляризированного общества двухуровневая смысловая система заменяет и эммулирует соотношение сакрального опыта, переживаемого во время мифологического ритуала, и обычного жизненного опыта. Второй/верхний уровень смысловых конструкций целиком манипулятивен, т.к ничего в жизненном опыте человека из секуляризированного общества не содержит систематизированной системы сверхсмыслов, позволяющей организовывать и объективизировать второй/верхний смысловой уровень. Отбор и закрепление таких конструкций субъективно и манипулятивно, и результатом является отчуждение мышления/сознания человека такого общества. Трудно представить себе большей насмешки над патриотизмом, чем гражданская нация, сконструированная при помощи инструментария конструктивизма.




[1]
С.Г.Кара-Мурза "Россия и Запад:Парадигма цивилизаций"



[2]
Кара-Мурза С.Г. "Кризисное обществоведение. Часть 1"



[3] М.Элиаде "Аспекты мифа"




[4] Р.Барт "Мифологии"

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments